Одна свадьба и 11 гробов

Замок Лара в провинции БургосРуины замка Лара похожие на окаменевший зуб великана, немногое из того, что напоминает о сыгранной на юго-востоке провинции Бургос высокой трагедии в духе Шекспира. Основанную на реальных фактах пьесу из жизни благородного кастильского семейства представили публике лишь однажды – в X веке. В ней было все, что требуется для успеха: прямодушие молодости и женское коварство; смелость и трусость; благородство и подлость, гнусное предательство, и конечно смерть героев, причем не одна, а одиннадцать.
С той поры минула целая тысяча лет, но Испания продолжает вздрагивать, когда слышит словосочетание «Семь благородных мужей Лара» («Los siete infantes de Lara»). События с ним связанные оказались настолько душераздирающими, что удостоились подробного описания в нескольких средневековых хрониках.
История началась на одной из бесчисленных пирушек по случаю свадьбы кастильского сеньора Родриго Велáскес-де-Лара (Rodrigo Velázquez de Lara), он же Руй Велáскес (Ruy Velázquez) или Рой Блáскес (Roy Blásquez) с дочерью властителя Буребы, что возле Бургоса. Невеста по имени Донья Ламбра (Doña Lambra) бросила спичку, которая разожгла костер взаимной ненависти, испепеливший Родриго и семью его сестры Доньи Санча. Ох, недаром, мудрые французы советуют «искать женщину…» – потенциальный источник любого конфликта.
Все еще встречаются шутники, утверждающие, что свадьба без мордобоя – деньги на ветер. Что ж, видно они застряли в темном средневековье. В ту пору драка именовалась боем и была обычным способом защиты «фамильной чести». Причем в ход шли не столько кулаки, сколько мечи, боевые топоры и копья. Пиры частенько заканчивались вооруженными стычками хмельной знати.
Сестра Руя, Донья Санча (Doña Sancha), хорошо знала этот обычай, а потому посоветовала своим семи сыновьям, остаться дома и не ходить на очередную свадебную пирушку. Юноши прислушались к просьбе матери и удалились в отведенные им покои. Однако, вскоре из соседней залы послышались громкие восторженные речи невестки – Доньи Ламбры, превозносившей меткость и прочие достоинства своего кузена (двоюродного брата) Альвара Санчеса (Álvar Sánchez). Мало того, сиятельная дама позволила себе публично унизить доблестных мужей семейства Лара, уклонившихся от участия в состязаниях.
Самый младший из семи братьев – Гонсало Гонсалес (Gonzalo González), не сдержался и принял вызов, а точнее – поддался на женскую провокацию. Что тут скажешь: молодо-зелено. Юноша отправился к месту состязаний и показал всем, в том числе и Санчесу, как умеют обращаться с копьем мужчины из семейства Лара. Его бросок заставил присутствующих забыть прежнее достижение Санчеса. Гонсало полагал, что теперь кузен Доньи Ламбры признает его превосходство, но услышал в свой адрес только иронические шутки. В довершение Санчес слегка толкнул юного Лара. Кому понравиться такое неподобающее обращение? Правильно, никому. Последовал немногословный, но сокрушительный ответ Гонсало. Один удар кулака и соперник замертво падает на землю. Вот оно первое, но далеко не последнее убийство, которое произойдёт в средневековом триллере, замешанном на крови родственников.
Узнав о несчастном случае, дядюшка немедленно примчался на ристалище, чтобы наказать племянника. Он ударил Гонсало кнутовищем по голове, да так сильно, что у парня брызнула кровь. В этот момент юный Лара совсем не думал о сопротивлении, он лишь просил выслушать его. Однако Руй жаждал только одного – наказать нарушителя спокойствия. Он попытался ударить племянника еще раз. Но Гонсало уклонился и начал защищаться. Он вырвал ястреба из рук слуги Бласкеса, и заставил птицу клюнуть обидчика в лицо. После такого афронта дядюшке ничего не оставалось, как призвать на помощь своих людей. Тут за Гонсало вступились братья. Они помогли ему отбиться и все вместе отправились домой, в городок Салас-де-лос-Инфантес, где у семьи Лара было поместье.
Донья Ламбра, которая, судя по ее шуткам, зафиксированным в летописях и народном эпосе, питала к Санчесу не только родственные чувства, была вне себя. Дама затаила злобу не только на «убийцу» Гонсало, но на всю его семью и стала методично раздувать внутрисемейный конфликт и науськивать мужа на его ближайших родственников. Это было не трудно. Ведь Родриго никак не мог забыть сокола.
Надо сказать, что у придворной дамы из Буребы был явный талант не только к вышиванию гладью, но и к плетению интриг. Представьте себе, для того, чтобы опорочить в глазах мужа его родственников, Донья Ламбра отправляется к ним в гости. Здесь она внимательно следит за каждым шагом Гонсало Гонсалеса, и вскоре находит повод для очередной успешной провокации. Пока Руй Бласкес и муж Доньи Санчи находились в очередном военном походе, Донья Санча с детьми гостила у Доньи Ламбра. Тут то и был разыгран второй эпизод трагедии.
Стоял жаркий август и младший Лара отправился к реке, чтобы искупать любимого сокола. В укромном месте юноша разделся до исподнего и погрузился в воду. Откуда ему было знать, что Донья Ламбра ведет за ним круглосуточное наблюдение. Заметив «неподобающее» поведение Гонсало, дама во всеуслышанье заявила, что юноша намеренно демонстрирует свою мужскую стать, чтобы ее соблазнить. Одновременно Донья Ламбра поручает своему шуту поднять Гонсало на смех. Он должен взять зеленый огурец, наполнить его кровью, а затем подобраться «к тому, что с соколом» и ткнуть его «фаршированным» овощем в грудь. Какой смысл вкладывала женщина в свою шутку, уже никто не узнает. Зато летопись сохранила описание того, что случилось дальше. Братья рассмеялись сквозь зубы, а вот Гонсало понял юмор дядюшкиной жены однозначно. В ее послании отчетливо звучало: «Я бы тебя убила, если бы могла». Вот почему младший Лара воззвал к братьям, после чего великолепная семерка отправилась разбираться с шутом, который тем временем укрылся от возможного гнева господ под плащом своей сеньоры. Донья Ламбра, несмотря на настойчивое требование инфантов, отказалась выдать им слугу. Уверенная в своей безнаказанности она вела себя довольно нагло и самоуверенно, чем еще больше разъярила братьев. Дело кончилось тем, что молодые люди силой вытащили шута из-под плаща хозяйки и закололи его как свинью. Смех тут же прекратился, когда настоящая кровь превратила белое платье сеньоры в красный наряд падшей женщины.
После инцидента инфанты забрали мать и отправились восвояси, а Донья Ламбра организовала торжественные похороны шута, и лично оплакивала его три дня. Понятно, что дело не в шуте. Сеньора лила слезы из-за того, что вновь чувствовала себя униженной. Ведь братья нарушили негласный кодекс, расправившись с вассалом вопреки воле его госпожи. Мало того, что один убил племянника, так теперь всё семейство Лара опозорило донью Ламбру лично. Такое не прощается.
«Униженная и оскорбленная» жена Руя Бласкеса нашла способы, чтобы передать мужу всю силу своей ненависти к Донье Санче и ее семье, а заодно разбудить подлость, мирно спавшую в душе Родриго. Для начала, он притворно помирился с кланом сестры. Затем, призвал к себе Гонсало Густиоса (Gonçalo Gustioz) – старшего Лара, и отправил его курьером к Альмансору, могущественному мавританскому правителю Кордовы. Письмо, которое вёз Гонсало-старший, было написано по-арабски, так, что посланец не знал его содержания, а жаль. Иначе он вряд ли бы доставил бумагу по назначению. В жизни не слышал о смертнике, который своими руками отдает приговор в руки палача. В случае с Гонсало произошло именно это. В письме, которое Густиос привез в Кордову, Бласкес просил казнить курьера. Даже видавший виды мавр был поражен до глубины души. Альмансор сообщил Густиосу, что за депешу он доставил и принял неожиданно благородное решение – оставить кастильца при своем дворе в качестве почетного пленника.
Разделавшись с главой семейства, Дон Родриго де Лара не остановился. Бласкес мечтал полностью уничтожить род сестры; покончив с мужем, он взялся за ее сыновей. Благо перед своим отъездом в Кордову отец отправил их в отряд дядюшки, на службу. Оставалась самая малость – заманить великолепную семерку в мавританскую засаду и убить, но чужими руками. Плёвое дело для такого умелого интригана, каким был Родриго де Лара. В легендах, описывающих эту часть истории, говориться, что инфанты проявили в бою чудеса стойкости, а арабский военачальник был готов их пощадить. Однако Руй и тут поспел. Его гонец напомнил мавру приказ: «отрубить головы инфантов Лара и доставить их в Кордову». Судьба братьев была решена. Отсеченные головы собрали в мешок и послали с нарочным во дворец. Здесь их омыли, аккуратно выложили на белую скатерть и предъявили отцу – для опознания. Горе отца было столь велико, что даже мусульманин Альмансор проявил истинно христианское милосердие. Он отпустил Гонсало Густиоса, чтобы тот похоронил головы сыновей в родной земле.
Казалось, что дядюшка Руй мог наконец успокоиться. Месть свершилась. За две смерти и позор супруги он получил восемь, плюс права на наследство сестры, у которой не осталось детей. Между тем оказалось, что наглость и жажда наживы не имеют границ. Теперь уже вся округа дрожала от страха при одном упоминании имени Родриго де Лара.
Однако, жизнь полна неожиданностей. В заключении у Густиоса родился сын от мавританской служанки. Мальчик Мударра (Mudarra) вырос и отправился искать отца, благо тот оставил ему на память половинку кольца. Однажды молодой человек появился в Салас-де-лос-Инфантес, где и встретился с Гонсало Густиосом. Половинки кольца чудесным образом соединилось вновь. Отец, боясь огорчить жену, отказался признавать незаконнорожденного сына, однако, Донья Санча приняла юношу всем сердцем, а мужа устыдила. Благодаря её добросердечию, сын обрел отца и получил имя: Мударра Гонсалес. Но теперь у юноши появились обязанности по отношению к своей названной матери, а потому он взял на себя роль карающего меча правосудия. Мударра находит способ заманить Руя Бласкеса в ловушку и пленяет вероломного брата Доньи Санчи, а затем доставляет свою добычу в дом приемной матери.
Финал этой поучительной истории таков. Сестра возблагодарила бога, за то, что он позволил сбыться её многолетней мечте: «выпить кровь подлого предателя, всю без остатка». Она даже начала готовить необходимые для этой операции инструменты. Но Мударра сумел отговорить Донью Санчу от столь экзотичного варианта казни. Похоже он догадывался, что даже у вампиров нет иммунитета от «плохой крови». Юноша предложил поискать способ наказания для своего вероломного «дядюшки» в кастильских законах, но там не нашлось ничего, способного утолить жажду мести Доньи Санчи. Чуть позже несчастная мать вспомнила об истоках вражды, и приказала сделать из Родриго де Лара живую мишень для упражнений с копьём. Точно такую же, как на пресловутой свадьбе. Брата-подлеца привязали меж двух шестов и каждый, кого он предал, ограбил, унизил, обманул, мог теперь продемонстрировать свою меткость. Судя по всему, желающих нашлось более чем достаточно. Летописи упоминают, что по окончании «тренировки» мишень оказалась разорванной на множество мелких кровавых кусков.
Земля ЛараОтголоски легенды все еще слышны на узких улочках Салас-де-лос-Инфантес (Salas de los Infantes) – живописного городка в сердце Сьерры-де-ла-Деманда (Бургос). В приходской церкви Санта Мария (готика) бережно хранится необычный артефакт – ковчег, в котором нашли последний приют головы главных действующих лиц трагедии: семи инфантов Лара. Не так давно у этой реликвии появился серьёзный конкурент – палеонтологический музей, где представлены разнообразные ископаемые останки динозавров. Все они были обнаружены во время раскопок в ближайших окрестностях городка, а у въезда в «Залы Инфантов» установлена скульптура огромного ящера.

© 2013 — 2hispania.ru

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Покажите, что Вы человек: *