Бесценная реликвия иезуитов

портрет первого генерала Ордена ИезуитовСлово иезуит настолько прочно ассоциируется с лицемерием и ложью, неразборчивостью в средствах для достижения цели, что его первоначальное значение – член религиозного ордена «Общество Иисуса» – почти забыто. А зря. Тайная битва за овладение миром «к вящей славе божьей» («Ad maiorem Dei gloriam»), начатая воинами Иисуса около 500 лет назад, не прекращается по сей день. В XXI веке «боевые отряды» Ордена Иезуитов размещаются в 122 странах, в том числе и на территории России. Общая численность этой армии более 30000 человек. Для подготовки новобранцев существует разветвленная сеть собственных учебных заведений, которых в мире более 2000 (данные 2002г.). Педагогическая система, разработанная в Братстве, по-прежнему на высоте. Немало известных людей: политиков, ученых и деятелей культуры, прошло через суровую, но эффективную школу отцов-иезуитов. Вспомним имена лишь некоторых ее выпускников: Декарт, Вольтер, Сервантес, Ортега-и-Гассет, Шарль де Голль, Альфред Хичкок, Сент-Экзюпери, Фидель Кастро, Джеймс Джойс. Деятельность Общества Иисуса по истине глобальна. Им издается более 1000 различных периодических изданий общим тиражом свыше 150 млн. экземпляров на 50 языках мира. Орден владеет 24 радиостанциями. Мало того, под контролем иезуитов находятся общественные организации: «Марианские конгрегации» и «Апостолат молитвы», которые распространяют свое влияние на 40 млн. человек по всему миру. Современному человеку, далекому от религии, остается только дивиться столь впечатляющим успехам католического ордена, который не только уцелел в наш атеистический век, но по-прежнему обладает немалым влиянием, мощью и ресурсами. Иезуитов не смог остановить даже папский запрет «Братства Иисуса». Прошло менее полвека, и орден восстал из пепла (1773-1814).

Отцом столь живучего организма был Святой Игнатий Лойола (24 октября 1491 г. – 31 июля 1556 г.), пожалуй, самый известный уроженец Страны Басков. Этот неординарный человек в течение 16 лет железной рукой командовал «католическим спецназом», а после смерти стал его символом. «Духовные упражнения», разработанные Лойолой, и опубликованные в 1548 г., почитаются иезуитами наравне с Библией. Многое из того что, так или иначе, связано с жизнью Игнатия, превращено «Братством Иисуса» в орденские реликвии.
«Святой Дом» (Casa Santa), где родился Лойола – самая драгоценная из них. Укрепленная родовая башня семейства Оньяс, к которому принадлежал первый генерал Ордена, расположена на берегу реки Урола (río Urola), неподалеку от городка Аспейтиа (Azpeitia) в провинции Гипускоа (Страна Басков, Испания). После того как в 1681 г иезуиты получили дом из рук королевы Марии Австрийской, они возвели вокруг него грандиозное Святилище, посвященное Лойоле (Loyola – исп., Loiola – эускера). Типичное средневековое жилище состоятельной баскской семьи (конец XIV в.), спрятано стараниями отцов-иезуитов внутрь драгоценной барочной шкатулки из мемориальных строений. Главное украшение комплекса – торжественная церковь в форме базилики. К ней примыкают два крыла Колледжа Иезуитов Лойолы, которые защищают величайшую святыню иезуитов от нескромных взглядов. Здания, её окружающие, были построены в XVII – XIX вв.
Старые стены «Святого дома» знают тайну преображения Иньиго (имя, полученное Лойолой при рождении) в Святого Игнатия, предводителя воинства Христова. И не только ее. И защитники и критики созданного Лойолой братства сходятся в одном – Игнатий был очень незаурядным, волевым и энергичным человеком. Но одни видят в нем посланника сил Света; другие – Тьмы. Возможно, верный ответ прячется в той комнате «Святого дома», где Лойола издал первый в жизни крик.
Иньиго де Лойола-и-Оньяс (Íñigo de Loiola i Oñaz), стал 13 ребенком в семье, принадлежавшей к могущественному баскскому роду Онасинов. Его будущее было предопределено: либо битва, либо проповедь. Но никто из его близких, не мог тогда предполагать, что судьба распорядится иначе. Иньиго предстояло совместить и то, и другое.
Первые 8 лет жизни будущий генерал Ордена провел среди гор и зеленых лугов долины Лойола (valle de Loyola). Воспитание мальчика строилось на 2-х краеугольных камнях: «суровое обращение» и «религиозное горение». В 1507 г. мать Иньиго умерла. Тогда же один из кастильских грандов – Хуан Веласкес де Куэльар (Juan Velázquez de Cuéllar), просит Сеньора Лойола прислать к нему на службу любого из сыновей. Выбор отца пал на Иньиго, и мальчика отправили в Аревало (Arévalo), где он провел следующие 10 лет (до 1517 г.) в роли пажа высокопоставленного вельможи. В поместье воспитателя юного Лойолы была богатая библиотека, и одинокий подросток пристрастился к чтению. Помимо того, Иньиго учился тому, что было нужно для успешной придворной «карьеры». Словом, к 17 годам он превратился в блестящего светского кавалера, наделенного к тому же редкостным качеством: имея успех у женщин, он не вызывал раздражения или зависти у мужчин. Такой «дар» многое объясняет… В собственной биографии, написанной незадолго до смерти, Игнатий дал достаточно жёсткую оценку устремлениям юного Иньиго. Он характеризовал его как пылкого юношу, помышлявшего только о воинской славе и почестях.
После кончины короля Фернандо Католика, высокий покровитель Лойолы потерял свое положение при дворе, и вскоре умер. Его вдова «пристроила» Иньиго на службу к герцогу Нахеры Антонио Манрике де Лара (Antonio Manrique de Lara), вице-королю Наварры. На новом месте Лойола в полной мере проявил свои военные и политические таланты: успешно «умиротворил» город Нахера, присоединившийся к восстанию комунерос (1520–1522 гг.); активно участвовал в урегулировании конфликтов между городами в родной провинции Гипускоа (Guipúzcoa).
Резкий поворот в судьбе Лойолы тесно связан со случаем, имевшим место 20 мая 1521 г. В тот день, Иньиго, командовавший обороной крепости города Памплона (Наварра), был тяжело ранен. Удачный выстрел неизвестного французского или наваррского канонира привел не только к сдаче кастильского гарнизона, но и дал миру «Общество Иисуса». Правда, тогда никто, кроме провидения, об этом даже не догадывался. Пока же все шло по заведенному в те времена порядку. Победители подлечили Иньиго, а вскоре и вовсе отпустили беднягу домой.
Дорога в родные пенаты чуть не убила Лойолу. Раны воспалились, его общее состояние серьезно ухудшилось. Но, судя по всему, Смерть была слишком занята, и прошла мимо. А может, она отступила из уважения к его мужеству и воле к жизни. Недостатка в этих качествах у Иньиго никогда не было. Приведу лишь маленький пример. Встав с кровати, Лойола обнаружил, что одна нога у него стала короче другой. Большинство смирилось бы с неизбежностью, но наш герой не таков. Он заставил врачей сделать повторную операцию. Решение, требовавшее настоящего бесстрашия в эпоху «хирургии без наркоза». Впрочем, вполне вероятно, что кое-какие «обезболивающие» снадобья, «изменявшие сознание», все же применяли. Такую гипотезу косвенно подтверждают частые визиты Девы Марии с Младенцем Иисусом на руках, о которых рассказывал Лойола.
Любовь к чтению и безусловная вера в то, что написано на бумаге, роднит Иньиго с вымышленным героем Сервантеса – Дон Кихотом. Известный литературный персонаж, очарованный рыцарскими романами, отправился спасать принцесс и биться с драконами, а Лойола покинул дом, начитавшись библейских историй и жизнеописаний Святых. Книг иного содержания в родовом гнезде Иньиго попросту не нашлось.
Легенды о беззаветном служении Господу произвели настолько сильное впечатление на израненного солдата, что он решает вступить на тернистый путь христианского проповедника. Сказано – сделано. Весной 1522 г. Лойола отправляется в путь. Пешком он преодолевает не одну сотню километров и, наконец, добирается до монастыря Монсеррат (Каталония). Новоявленный «отец Кихот» картинно бросает к ногам Девы свой воинский наряд, переодевается в рубище нищего и дает торжественный обет отречения от мирской жизни. Совершив обряд, наш герой направился в Манресу: промежуточный пункт на пути в Иерусалим. Игнатию пришлось провести в этом каталонском городе почти год, до начала 1523 г. Пещера, где он жил всё это время (Santa Cova), стала еще одной святыней иезуитов.
Здесь, будущий генерал Общества Иисуса, «в поисках истинного пути к Богу», упорно изнурял себя голодом и самобичеваниями. Причем делал он это с таким упорством, что однажды упал в обморок в вестибюле госпиталя Св.Люсии и, «распростершись ниц, неподвижно пребывал в состоянии мистического экстаза восемь дней и ночей». Слава богу, что Иньиго был достаточно предусмотрителен. Он отключился в той больнице, где сам ухаживал за страждущими, так что коллеги откачали беднягу. Именно в Манресе Иньиго «понял», что ему суждено встать во главе «общества» истинных защитников веры и Христа. В своей биографии он приводит соответствующее «видение». Тем не менее, существует версия, что «идею» подсказал местный приходский священник. В каталонской пещере произошло еще одно важное событие: здесь Лойола разработал свои «Духовные упражнения». Нельзя не упомянуть, что, несмотря на «инвалидность» и отречение от мира, Иньиго не утратил мужского обаяния. В Манресе вокруг него сформировался женский кружок, участницы которого поклонялись Лойоле как Святому. Дамы явно обладали даром предвидения. Канонизация Игнатия состоялась ровно через сто лет (1622 г.).
4 сентября 1523г. новоявленный проповедник добирается до Иерусалима. Он добивается аудиенции у представителя папы в Святой Земле и просит позволения остаться среди неверных в качестве миссионера. Но чиновник явно заметил в нем некую «странность» и, не только отказал Лойоле, но и поспособствовал его скорейшему отъезду в Барселону. Не исключено, что относительная неудача положила конец игре в подобие Дон-Кихота. По крайней мере, по возвращении в Барселону, великовозрастный Иньиго стал действовать более разумно. Он сел за одну парту с детьми, чтобы изучить латынь, поступить в университет и получить необходимый для реализации задуманного сан священника. В 1526 г. Лойола оказывается на богословском факультете в Алькала-де-Энарес (Alcalá de Henares) под Мадридом. Здесь он пробыл всего один год, затем перебрался в Саламанку. Однако в Испании Лойола чувствовал себя неуютно. Его попытки чтения проповедей в церквях и на площадях, вызывали законный интерес инквизиции. Правда, Игнатия никогда не задерживали надолго. Но все же несвобода была, и будущий генерал иезуитов перебрался в Париж, где ему посчастливилось найти единомышленников.
В 1534 г. в кружок последователей Иньиго входило пятеро испанцев: Франсиско Хавьер (Francisco Javier), Педро Фабро (Pedro Fabro), Альфонсо Сальмерон (Alfonso Salmerón), Диего Лаинес (Diego Laínez), Николас Бобадилья (Nicolás Bobadilla), и один португалец – Симао Родригеш (Simão Rodrigues). 15 августа 1534 г. вся кампания собралась на Монмартре, где друзья поклялись: «служить Господу Нашему, отказавшись от всех мирских соблазнов». Тогда же было решено создать «Общество Иисуса» и отправиться в совместное паломничество в Святую Землю. Надо сказать, что уже на этом этапе была проявлена предусмотрительность, столь свойственная иезуитам. «Братья» выработали запасной план на случай срыва похода в Иерусалим – отдать себя в распоряжение Папы Римского.
Прошло несколько лет, прежде чем все члены «Общества Иисуса» встречаются вновь. На этот раз в Венеции (1537 г.), где ждут попутного корабля на Иерусалим. Однако война, начавшаяся между венецианцами и турками, срывает их основной замысел. Тут-то и пригодился план «Б». Защитники Иисуса обращаются к папе, предлагая тому свои услуги. Поначалу возникли трудности. Кардиналы, почуяли в Лойоле и его команде опасных молодых конкурентов, а потому всячески рекомендовали понтифику отказаться от услуг новоявленных борцов за дело церкви. Негативная позиция группы кардиналов подкреплялась существовавшим уже тогда запретом на учреждение новых монашеских орденов в римско-католической церкви.
Похоже, 7 – действительно магическое число, а иначе, почему осенью 1538 г. папа Павел III все же официально утвердил образование «Общества Иисуса»? Он сделал только одну важную оговорку – численность нового ордена не должна превышать 60 человек. Но спустя каких-то пять лет (1543), сам же это ограничение и отменил. Папская «милость» была заслужена в жестоких боях с еретиками: протестантами и кальвинистами. Даже критики ордена признают, что действия «Общества Иисуса» предопределили успех «контрреформации». Современники так описывают участие энергичных и напористых иезуитов в защите интересов понтифика: «Всюду где был бой, где католичество боролось с Реформацией, являлись послы Лойолы и своим умом, красноречием, рвением, всегда умели доставить победу защищаемому делу и давали папству утвердиться в стране».
В свои 50 лет, генерал вел дела ордена с поразительной энергией и твердостью. Внутри «Общества» царила железная дисциплина, которую никто не смел нарушить. Игнатий особо ненавидел праздность и нещадно преследовал, замеченных в ней братьев. Одного зеваку-иезуита генерал показательно заставил перетаскать кучу камней со двора на 2 этаж коллегии, а потом сложить все на место. Словом он делал все, чтобы его армия защитников Христа, «денно и нощно не снимала меча, и каждый час была готова выполнять свои обязанности» (из устава иезуитов). В 1545 г. он добился для своего ордена неслыханной привилегии – иезуиты получили право проповедовать, служить в церквях в любом городе или селении, не испрашивая предварительно разрешения у главы соответствующей епархии. Привет тому полномочному представителю папы в Святой Земле, который фактически выгнал Игнатия из Иерусалима.
Пока Лойола занимался делами ордена в Риме, его товарищи выполняли важные миссии по всей Европе, а также добрались до Индии и Японии (Франсиско Хавьер), Латинской Америки. Они занимались проповедями и открывали школы и коллегии, где готовили не только собственную смену, но и новую элиту.
В 1551 г. Игнатий пожелал уйти на пенсию, но не тут-то было. Его не отпустили. Разве полководец имеет право покинуть армию в самый разгар битвы? Лойоле пришлось смириться и остаться во главе своих бойцов до самой смерти (1556). В 1554 г. генерал окончательно «военизировал» иезуитов. Каждый член ордена должен был принести «присягу» – обет «абсолютного послушания» Папе и вышестоящим начальниками. На год смерти Лойолы (1556 г.) общее число членов братства достигло 1000 человек, а их коллегии были разбросаны повсюду.
Игнатий будто бы предчувствовал наступление эпохи глобального мира. Он даже сменил имя, чтобы стать ближе и понятнее людям в других странах. Амбиции Лойолы простирались далеко за границы государств и континентов. Он лично владел целым миром, который завещал своим последователям: «Этот мир со своими великими и смиренными, богатыми и нищими, язычниками и христианами; мир который надо ЗАВОЕВАТЬ и ПРИВЕСТИ к Иисусу Христу ВСЕМИ сверхъестественными и естественными средствами – милосердием, молитвой, евангельской бедностью, а также культурой, влиянием, деньгами, человеческими отношениями». Лойла и в смерти не изменил принципам «интернационализма». Его тело захоронено в Риме, а не в родной баскской деревушке.
После экскурса в биографию Святого Игнатия из Лойолы, самое время осмотреть его дом и мемориальную Базилику.
Святилище Лойолы – входит в число самых значительных религиозных сооружений страны Басков. Заказчиком выступил генерал ордена Хуан Пабло Олива (1664 – 1681), который поручил строительство известному итальянскому архитектору того времени Карло Фонтана (Carlo Fontana), ученику Бернини. Итальянец не принимал непосредственного участия в строительстве. Более того, он ни разу не приезжал на место. Неудивительно, что руководитель работ Мартин де Салдуа (Martín de Zaldúa) внес значительные изменения в проект Фонтаны. Он не стал строить радиальные капеллы, задуманные итальянцем. Вместо них возвели единый круговой неф (придел). От центральной части его отделяют восемь арок из черного мрамора. На замковых камнях читаются латинские буквы. На одних арках зашифрован девиз Игнатия: «AMDG» (Ad Maiorem Dei Gloriam) – «К вящей славе Христовой». На других – написаны слоги «VI», «VA», «JE» и «SUS», которые складываются в фразу «Да здравствует Иисус» (Viva Jesús).
Внутри церкви царствует стиль чурригереско (испанская разновидность барокко, отличающаяся особой пышностью). Базилика богато украшена изображениями, повествующими об отдельных этапах жизни Святого Игнатия Лойолы. Естественное освещение обеспечивают восемь окон светового барабана, на который опирается купол. Его диаметр 20 м, а высота 50 м. Купол венчает шпиль, так, что общая высота базилики – 65 м. Подняв голову можно увидеть фрески на тему 8-и добродетелей, выполненные итальянцем Гаэтано Паче (1734-38 гг.) по рисункам Жана Делена, художника из Франции. Стены светового барабана украшены гербами Габсбургов и Бурбонов. В 1738 г. прошли торжества по случаю открытия церкви, однако освятить ее смогли только в 1889 г. Между 1750-58 гг. заканчивается оформление центрального (главного) алтаря (ретабло майор). Годом позже в его центре появляется привезенная из Рима серебряная статуя Святого Игнатия. Интересно, что заказ на ее изготовление сделали члены Королевского общества Гипускоа в Каракасе (Real Compañía Guipuzcoana de Caracas). Внутри храма есть еще несколько алтарей, посвященных другим Святым-иезуитам. Среди них двое испанцев: Сан Франсиско Хавьер и Сан Франсиско де Борха, а также иностранцы: Святой Луис Гонзага, Святой Станислас Костка.
В 1921 году Папа Бенедикт XV присвоил церкви в Лойоле высокий статус «Басилика менор» (малая базилика).
Довольно интересна история происхождения так называемых «Императорских лестниц». В оригинальном проекте Фонтаны их не было. Закладка лестниц вызвала серьезную и продолжительную полемику. Заметив, что их основание примыкает к стене Святого Дома, супериор Лойолы приказал остановить работы (1693). Подрядчику потребовалось 5 лет на то, чтобы убедить провинциала Кастилии (Salvador de Ribadeo) и генерала иезуитов в Испании (Tirso González de Santalla) в правильности своего решения. Версия, что лестница нужна для «вознесения» верующих к капелле «Преображения» (той комнате, где лечился Лойола после ранения), сработала. На лестнице южного крыла установлены статуи первых святых ордена. Папы, замеченные в особо милостивом отношении к иезуитам, украшают северное крыло. Столь явное неравенство наводит на размышления…
Святой Дом (Санта Каса) интересен не только тем, что именно здесь Лойола сначала родился, а потом переродился. Дом представляет собой хорошо сохранившееся типичное сеньориальное строение конца XIV в. И этим он особенно ценен. Башня-замок была возведена прапрадедом Иньиго – Бельтраном Ибаньес де Лойола (Beltrán Ibáñez de Loyola). Об оборонительном предназначении дома красноречиво свидетельствует нижняя часть здания. Стены двухметровой толщины, сложенные из крупных каменных блоков, встречают непрошенных гостей семью узкими бойницами. В мирные дни здесь хранились припасы. На втором этаже была кухня, и жили слуги. Стоит обратить внимание на очаг и необычную кладовку, которая вырублена прямо в толще стены.
Стиль мудехар в кирпичных узорах третьего этажа, напоминает об изгнании одного из его хозяев в Андалусию. В XV в. разгорелась война между двумя кланами, делившими между собой власть в регионе Гипускоа: Онасинами и Гамбоинами. Сеньор Лойолы стоял во главе Онасинов, за что и поплатился. Король Кастилии Энрике IV, которому принадлежала верховная власть в этом районе, наказал предводителей обоих кланов. Он отобрал у них земли, разрушил родовые дома-башни, и отправил на жительство в Андалусию. Оттуда в Страну Басков и прибыл мудехар. В 1460 г. дед Святого Игнатия, Хуан Перес де Лойола, перестроил верхний этаж родового дома, и новые помещения приобрели дворцовый характер. Здесь располагаются: парадный зал, помещения сеньоров, столовая, домовая церковь (капелла). Хозяину отводились три комнаты (спальня, оружейная, кабинет), в то время как хозяйке только одна – спальня. В домовой капелле хранится фламандская доска с картиной Благовещенья, авторство которой приписывается художнику Жану Превосту (1460-1529). Говорят, что картина стала свадебным подарком Изабеллы Католической, своей подруге – Магдалене де Ароас (Magdalena de Araoz), свояченице Игнатия.
Последний этаж дома отводился гостям и детям. Считается, что Иньиго Лойола жил в помещении, расположенном в северо-восточной части дома. Сегодня здесь находится капелла «Преображения».
На фасаде дома красуется герб рода Лойолы с двумя волками на задних лапах. У входа – скульптурная композиция на тему возвращения раненого Иньиго из Памплоны.

Позади базилики, к востоку от святилища раскинулся обширный садово-парковый комплекс. Войти сюда можно через колледж, однако право на посещение зеленого уголка имеют только члены местной религиозной общины и их гости, осваивающие основы духовного учения Лойолы. Общая площадь сада составляет 25 га. Святилище не только мемориальный комплекс, но действующий образовательный центр, где среди прочих дисциплин можно освоить «Духовные практики» иезуитов. Для размещения учеников Святилище Лойолы располагает приютом (Альберге) и гостиницей, открытой в здании старинного постоялого двора (Сентро Аррупе | Centro Arrupe).

© 2012. 2hispania.ru

Координаты Святилища Лойолы: 43°10′28.01″N / 2°16′58″O.

Расписание работы Святилища Игнасио (Игнатия) Лойолы:
– Ежеденевно, в том числе по праздничным дням: 10.00 – 12.30 и 15.30 – 18.15.
– Закрыто 25 декабря, 1 и 6 января.
Стоимость билетов: 2 Евро.
Варианты посещения:
– Группой: Святой дом (Santa Casa) с аудиогидом, Выставка (Exposición) – пояснительная информация написана на различных табличках, и посетители могут с ней ознакомиться, Базилика (Basílica) – самостоятельно, Дом Блаженного Гáрате (Casa del Beato Hermano Gárate) – с аудиогидом.
– Самостоятельно: Святой дом (La Santa Casa) и Выставка (Exposición) – пояснительная информация находится на табличках, Базилика (Basílica) – свободный осмотр, Дом Блаженного Гáрате (Casa del Beato Hermano Gárate) – с аудиогидом.

В статье использованы материалы официального сайта «Святилища Лойолы», монографии «Иезуиты» Теодора Гризенгера, статей из Википедии на испанском языке.

Читайте также:

комментария 3

  1. pjotrramzin:

    Спасибо, много полезного почерпнул.

  2. Alexandra:

    Отлично!!! Вместо книги на ночь.

  3. Ladygreen:

    Занятно! Реально просто отлично написано.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Покажите, что Вы человек: *